Днепропетровск - зона экологического бедствия

19:42 09.10.09 Сюжет студии Акцент Медиа: Акцент Тижня 2009-10-09

Сюжет студии Акцент Медиа: Акцент Тижня 2009-10-09



Невыносимый смрад, ядовитая вода, свинцовая почва, повышенный радиоактивный фон. Это не картина из фантастического будущего и не эпизод игры «Сталкер», а реалии днепропетровской экологии. В погоне за выгодой городские власти обрекают на существование в таких условиях тысячи горожан. Письмо девочки: «Уважаемый дядя Ваня! Закройте, пожалуйста, завод!!! Мы не можем гулять нормально, у моей сестры Юли постоянно кровь с носа… Мы просыпаемся, потому что воняет, мы не можем спать нормальным сном…» Крик души маленькой Кристины и еще двадцати ребятишек так и не был услышан городскими властями. Как, впрочем, не были услышаны и тысячи голосов взрослых жителей жилмассива Южный. Дышать в этом районе, перегруженном большими и малыми предприятиями, было всегда нелегко. Но когда в жилой зоне начал работать цех утилизации отходов переработки птицы, люди стали задыхаться. Местная жительница: «Если кости они вывозят или не вывозят, идет запах просто гнилью. Надо ставить кондиционеры, чтобы не открывать окна». Светлана, местная жительница: «Утром проснешься – задыхаешься, кашель, горло дерет. Мои дети стали чаще болеть – у меня четверо детей». Галина Демидова, врач местной поликлиники: «Это очень отрицательно влияет. Во-первых, даже взрослому дышать невозможно, о чем можно говорить? О здоровье детей?» Но кого интересует здоровье людей, когда речь идет о получении прибыли? Вот основная причина, почему местные власти и карманные ревизоры уже два года закрывают глаза на предприятие, которое работает, нарушая все нормы и правила. В этом уверен председатель инициативной группы жителей жилмассива Южный Сергей Петухов. Сергей Петухов, председатель инициативной группы жителей жилмассива Южный: «Вина депутатов в сложившейся ситуации, потому что они своим решением в феврале 2007-го без общественного обсуждения своей властью дали разрешение на размещение данного предприятия. Практически и теоретически оно там не должно находиться, потому что его санитарно-защитная зона – 1000 метров». Постановлением районной СЭС еще в 2007 году цех по переработке костей был закрыт. У предприятия нет разрешения на выбросы в атмосферу – письменно подтверждает областное управление охраны окружающей среды. И добавляет: такие объекты должны находиться вне жилой застройки. Но утильцех продолжает травить жителей, а городские власти создают видимость работы. Иван Куличенко, городской голова Днепропетровска: «Мы сейчас ведем контроль за работой этого цеха и ставим вопрос перед собственниками, чтобы они вынесли цех по утилизации за пределы города». Иван Бондарь, и. о. начальника управления по экологии Днепропетровского горсовета: «Якщо цей об’єкт не було включено у першу чергу пуску цього комплексу, то він не повинен експлуатуватися. Але буде перевірка державної екологічної інспекції – я думаю, вони вживуть всіх необхідних заходів». Дмитрий Шибко, начальник государственной экологической инспекции в Днепропетровской области, депутат Днепропетровского горсовета: «Факта сжигания костей или шкур, как там жаловались жители, на момент проверки мы не установили. Дали предписания и контролируем их, проверяем». Порочный круг, в котором одни чиновники покрывают бездеятельность других, привел и к тотальному уничтожению реки Самары. Сергей Петухов, председатель инициативной группы жителей жилмассива Южный: «Очистные сооружения находятся в аварийном состоянии. Этот факт подтверждается – есть заключение общественной экологической организации. Но с 2004 года – сегодня уже 2009 год – до сегодняшнего дня никто не приступил к капитальному ремонту этих сооружений». Результаты анализа воды, набранной в месте сброса стоков более сорока предприятий жилмассива Южный: Александра Билык, и. о. заведующей лабораторией: «По результатам анализа обнаружено, что превышение по двум показателям: цветность и перманганатная окисляемость. Это обусловлено наличием органических загрязнителей, пестицидов, продуктов их распада и стоками различными с предприятий». Опасные фенолы и тяжелые металлы попадают в землю, на которой играют дети. В почве на улице Молодогвардейской количество марганца превышает допустимую норму в три раза, свинца – в пять. Станислав Хмель, токсиколог: «Свинец – это вещество, которое чрезвычайно токсично, в первую очередь, для центральной нервной системы». Тяжелыми металлами пропитана земля во всем Днепропетровске – говорит эколог Владимир Гончаренко. В некоторых районах количество свинца превышает предельно допустимые показатели в несколько десятков раз. Владимир Гончаренко, академик Международной экологической академии: «Здесь рядом садик. Мы иногда смотрим: там же дети бегают! По свинцу там в восемь раз превышает. Проверяли мы по радионуклидам в районе Фабрично-заводской – там есть превышение, там весь грунт фонит на бета-частицы. ЮМЗ рядом, ДМЗ рядом…» Эти предприятия еще с советских времен отравляли жизнь жителей окрестных районов. Но люди не на шутку всполошились в прошлом году, когда узнали, что на территории ДМЗ собираются строить еще и цех по утилизации свинца. Александр Лавриненко, председатель квартального комитета: «Работают непосредственно люди на этом предприятии, информация пошла от них: после Нового года на старом оборудовании, на старых площадях они запустили первую пробную плавку. Ну, и оно все полетело сюда». Ирина, местная жительница: «Мы долго не могли понять: был как мелкий дождик, оно долго не отстирывалось, как сажа. Мы не могли понять… Я с ужасом думаю, что ждет наших детей». Татьяна Гаркунова, местная жительница: «Жители содержат животных: коров, коз. Они выпасают тут, на этих лугах. Так как это свинец – тяжелый металл – вместе с травой попадает, молоко реализуется на Новокрымской, на Титова». Тяжелые металлы накапливаются и в овощах и фруктах, которые выращивают жители Краснополья. Когда предприятие заработает на полную мощность, переживают люди, дышать отравой будут не только они. В радиусе нескольких километров от свинцового монстра – школы, ПТУ, техникум, больница и спорткомплекс. Но это волнует только простых горожан, а вот власти заняли позицию невмешательства. Александр Лавриненко, председатель квартального комитета: «Вся эта волокита началась еще с прошлого года. Были отосланы письма и Куличенко, и прокурору, и гор, и райисполкому, но ответов мы никаких так и не получили». Александр Тесля, местный житель: «За все время, что здесь митингуют, не было ни одного представителя ни власти, ни экологической полиции – никого». Владимир Гончаренко, академик Международной экологической академии: «Экологически вредные факторы, которые сегодня воздействуют на человека, можно минимизировать. Если бы наша власть, например, городская этого захотела, все было бы решено, люди бы меньше болели». К сожалению, говорит Владимир Гончаренко, чиновники, депутаты и бизнесмены забывают, что они живут на этой же земле. И за все преступления против природы рано или поздно придется отвечать. Возможно, собственным здоровьем.







Впервые электромагнитные волны обнаружил немецкий физик Генрих Герц в конце 19 века. Благодаря открытию Герца человечество сегодня слушает радио, смотрит телевизор и пользуется мобильной связью. О негативном влиянии высокочастотного излучения на живые организмы заговорили лишь в начале 21 столетия. В Днепропетровске базовые станции мобильной связи – главный источник излучения – растут как грибы после дождя. Базовая станция мобильной связи на общежитии по улице Добровольцев, 10 появилась 2 года назад. Затем к ней добавилось еще три. Евгения Рудь, жительница дома №10 по ул. Добровольцев: «Ни у нас, ни у всех проживающих разрешения никто не спрашивал. Пожилые люди здесь и дети… У многих головные боли учащаются». Виктор Бездушный, житель дома №10 по ул. Добровольцев: «У нас многодетная семья, и у нас систематически дети болеют и болеют… Это и головные боли – постоянно жалуются на головные боли». Четко прописанных норм, где и как устанавливать подобные вышки, в украинском законодательстве нет. Размещать станции на жилых домах не рекомендовано, но и не запрещено. На каждый конкретный случай – говорит заведующий санитарно-гигиеническим отделом Днепропетровской городской СЭС Юрий Карасев – составляется отдельный санитарный паспорт. На Добровольцев, 10, добавляет санврач, все в полном порядке. Разрешение на установку станций на крыше общежития дала Киевская СЭС. Таковы правила. Юрий Карасев, заведующий санитарно-гигиеническим отделом Днепропетровской городской СЭС: «Центральная СЭС давала такой паспорт на эту станцию. Мы проводили замеры – там все в пределах нормы». В самом здании на Добровольцев, 10 показатели действительно в норме. Зато у соседей напротив – по пр. Героев, 43 – уровень электромагнитного излучения зашкаливает. Павел Садовский, инженер-метролог: «При частоте 1800 герц плотность потока энергии – 6 микроватт на сантиметр квадратный, при норме – 0,46. Это где-то в 12 раз». Такое превышение, говорит инженер-метролог Павел Садовский, равносильно постоянно работающему возле уха телефону. А причина того, что специалисты санитарной медицины не обнаруживают излучения, проста: они выходят на замеры в дневное время, когда большинство жильцов на работе. А если в доме никто не разговаривает по мобильному, станция тоже молчит. Валентина Ляшенко, доктор биологических наук: «Даже если человек не чувствует электромагнитных волн, они все равно оказывают на него влияние. Это нервная система, сенсорные системы. Если это длительное воздействие, включается и сердечно-сосудистая, и желудочно-кишечный тракт, и все остальные». Свои слова профессор доказывает экспериментом. Валентина Ляшенко, доктор биологических наук: «Температура уха на барабанной перепонке показывает температуру гипоталамуса. У нас два человека. Правое ушко – 27,3, левое ушко – 27,2». Три минуты девушки говорят по мобильному телефону. Результат удивил даже экспериментатора. Валентина Ляшенко, доктор биологических наук: «Правое – 34,4, левое ушко – 27,14. На том ухе, котором говорили, температура поднялась от 6 до 6,4 градусов – до 6 градусов! Если нарушается работа гипоталамуса, и если настолько повышается температура – на 6 градусов, значит, будет нарушаться регуляция всех утренних органов». Влияние электромагнитных волн на организм человека мало исследовано – говорит заведующий кафедрой гигиены и экологии медакадемии Александр Шевченко. Александр Шевченко, заведующий кафедрой гигиены и экологии Днепропетровской медакадемии: «Что возникает в организме человека, когда наша клетка любого органа, любой ткани получает вот эту вот информацию? Какой информационный ответ вызывают в клетках эти частоты? Медики всего мира изучают эту проблему». Сегодня в Днепропетровске работает около тысячи станций мобильной связи. Но городские мужи об их вреде и слышать не хотят. Ни Госстандарт, ни экологическая инспекция, ни управление экологии горсовета за установку базовых станций не отвечают, а значит, и то, что работают с нарушениями, – не их забота. Мол, компетенция СЭС – с них и спрос. Юрий Карасев, заведующий санитарно-гигиеническим отделом Днепропетровской городской СЭС: «Случаев практически не было, чтобы мы могли обнаруживать превышение». Санитарные врачи проверяют уровень излучения нечасто. Только по обращениям жителей. Последние же об опасности могут даже не подозревать. Владимир Гончаренко, руководитель общественной экологической организации, одним из первых в нашей стране поднял вопрос о мобильной угрозе. В некоторых домах, особенно центральной части города, говорит эколог, электромагнитные излучения превышают норму в сотни раз. Владимир Гончаренко, академик Международной экологической академии: «В домах по улице Дзержинского, 1, Жуковского, Гусенко, 17 превышение зафиксировано. В корпусе №7 НГУ на лестничной площадке второго этажа было зафиксировано превышение плотности потока энергии более чем в 200 раз». Для решения проблемы не хватает только одного – желания городских властей изменить ситуацию. Тысяча базовых станций даже для такого мегаполиса, как Днепропетровск – неоправданно много. Но идти на компромисс по доброй воле и ставить общие вышки, в условиях жесткой конкуренции, операторы мобильной связи отказываются. Мэр же, депутаты и СЭС, что называется, и в ус не дуют. Владимир Гончаренко, академик Международной экологической академии: «Необходимо провести инвентаризацию, где у нас по городу стоят вышки мобильной связи. Потом при помощи расчетов определить, сколько необходимо и какой мощности станций мобильной связи. Вот есть 5-6 компаний – выработать условия, определить победителя. И поверьте мне, если в очереди будет стоять еще пять, он будет выполнять все условия, не будет превышать норму излучения». Подобные схемы уже давно используются в Европе. Количество и мощность станций там строго отслеживается. Днепропетровск, хоть и европейский город, по твердому убеждению мэра, до сих пор предпочитает закрывать глаза на существование электромагнитной опасности.

Никто не будет отказываться от прибыли в угоду экологической безопасности горожан. Увы, это наша реальность. Защити себя сам – единственное правило выживания в опасном Днепропетровске. И если с одной стороны – знания умножают печаль, то с другой – предупрежден – значит, вооружен. Можно напрочь утратить покой и сон, ознакомившись с результатами всего нескольких лабораторных исследований: почвы, воды и электромагнитных потоков. Что творится в масштабах всего города, остаётся только догадываться. Ведь о реальных уровнях загрязнения обывателю сведений просто не найти. Их не отображает даже «Экологический паспорт Днепропетровска». Над этим документом ученые работали ещё в прошлом столетии. Достоверность информации, которая уже изрядно устарела, вызывает сомнения сама по себе. Но ученые критикуют даже не это, а принцип сбора данных. Он, говорят, основан преимущественно на голой статистике. К примеру, предприятий, априори наносящих вред окружающей среде, в мегаполисе – 206. Вот их потенциальные выбросы и считают. Остальные (а это, по той же статистике, более пятидесяти тысяч хозяйствующих субъектов) остаются в подполье. Иван Бондарь, и. о. начальника управления по экологии Днепропетровского горсовета: «Є інструкція про державний облік підприємств, які здійснюють викид забруднюючих речовин. Відповідно до цієї інструкції на державний облік поставлено 206 підприємств. Це все, що я можу сказати». Владимир Гончаренко, академик Международной экологической академии: «Самый простой пример. Работает автозаправочная станция. Но ни одна автозаправочная станция не имеет очистных сооружений, что требуется при их вводе в эксплуатацию. И поэтому нефтепродукты сливаются в Днепр, затем поступают в кран, и люди пьют некачественную воду». Выводить на чистую воду предприятия-загрязнители некому. Хотя трудно представить, что об их существовании не знают те органы, которые проводили экспертизы и выдавали разрешения на работу. Владимир Гончаренко не раз убеждался в разительных отличиях официальных данных о загрязнениях и собственных исследований. Он утверждает: у нас в городе тема экологии – табу. Владимир Гончаренко, академик Международной экологической академии: «Туда нельзя идти, потому что то предприятие такого-то депутата, а то – начальника милиции, а то – главного врача СЭС. Никто у нас в городе вопросы экологии не контролирует. Потому что любой контроль, как следствие, – надо принимать какое-то решение. А если решение – это, значит, сразу же предприятию штраф, закрытие предприятия, или же заставить его платить за реальные выбросы». В погоне за прибылью решение экологических вопросов откладывается в долгий ящик. Заставить предприятия раскошелиться на очистные сооружения профильным управлениям не под силу. Они могут разрабатывать совместно некие природоохранные мероприятия, но если денег на них нет, то и суда нет. Иван Бондарь, и. о. начальника управления по экологии Днепропетровского горсовета: «Получається така ситуація: підприємства на себе взяли зобов‘язання – вони повинні ці зобов‘язання виконувати. Якщо вони не виконують, ну, будемо з цими підприємствами проводити роботу, будемо держати виконання цих заходів на контролі і впливати на них заходами відповідно наданих повноважень». Полномочия сводятся к предписаниям и созданию очередных комиссий. То ли дело – заграница. Василий Андреев, начальник отдела охраны водных ресурсов областного управления охраны окружающей среды: «В США система контроля полностью автоматизирована. Посчитал платежи, наклеил квитанцию и уехал. А в Германии, если предприятие не выполняет экологических требований, у него зашкаливает, там нет звонков: это моё предприятие, не трогайте и т. д. Его с молотка продают. Там нет такого: я позвоню и сейчас решу все вопросы». Владимир Гончаренко, академик Международной экологической академии: «А я могу сказать, что наша ситуация в Днепропетровске – это катастрофическая экологическая ситуация. И поэтому никто не хочет, чтобы кто-то что-то мерил, кто-то что-то определял, кто-то информировал кого-то». Пока в нашем государстве ситуация не изменится, можно тешить себя мыслью: меньше знаешь – лучше спишь. Но экологи всё-таки советуют сменить мышление на «осведомлён – значит, вооружен» и позаботиться об экологической безопасности, по крайней мере, собственной квартиры. Экологические параметры жилья на Западе основные. Там в новую квартиру не кошку запускают, а полагаются на более достоверные результаты исследований. Павел Садовский, инженер-метролог: «Это отбор проб в данном помещении на тяжелые металлы, пыль, на содержание вредных примесей, которые есть в воздухе. Это аммиак, диоксид азота, диоксид серы, фенол, формальдегид. Все они, если их содержание будет обнаружено очень высокое, то все они очень вредны для человека». Обитатели могут и не подозревать, что в своей крепости они не только не защищены, но и, более того, каждую секунду подвергаются атакам невидимого врага. В наших квартирах около сотни веществ, опасных для здоровья. Они попадают с улицы, содержатся в строительных и отделочных материалах. Вся эта пакость разрушает клетки организма, приводит к раку, болезням крови и к психическим расстройствам. Вредные источники можно выявить при помощи приборов и лабораторных исследований. А потом уж, если не устранить полностью, то минимизировать. Это возможно, говорят специалисты, в 95 случаях из ста. Владимир Гончаренко, академик Международной экологической академии Украины: «Вот обнаружили в квартире электромагнитные излучения. Как с ними можно бороться? Это очень простой способ. Ты знаешь, что в этом месте как раз эти лучи попадают – передвинул диван, передвинул кресло. Это самое простое. Второе – можно на окна просто металлические жалюзи подцепить. Они будут экранировать. Но если сильно эти излучения по всем комнатам, тогда рассчитывается сеточка металлическая. И если ремонт, тогда под гипсокартон ложится эта сетка, и она экранирует». В ходе эксперимента в данной квартире обнаружено повышенное содержание радона. Этот газ – продукт распада урана. Геннадий Головин, начальник измерительной лаборатории: «Мы если недооцениваем этот опасный фактор, то мы, находясь в помещении, в котором находится много радона, дышим этим радиоактивным газом. Нужно сказать, что он является альфа-излучателем». Газ радон, попадая в лёгкие, обжигает ткани. Человек, который дышит таким воздухом, подвержен заболеваниям дыхательных путей, начиная от астмы и заканчивая самым страшным – раком лёгких. Владимир Гончаренко, академик Международной экологической академии: «Наш город Днепропетровск очень считается радоноопасным. Поэтому предложения, которые от нас звучат, – необходимо обязательно на первых этажах в подвальных помещениях проверять наличие радона. Если мы знаем, что тут есть большое выделение радона, это нестрашно для тех, кто живёт. Просто если мы установили, значит, нужно сделать нормальную вентиляцию». Единой формулы, как снизить воздействие вредных факторов в местах, где человек проводит много времени, не существует. Неблагополучный букет можно получить даже в элитном районе города. Потому не стоит полагаться на удачу, а проводить исследования не только в доме, но и в каждой комнате жилища. Это станет основой экологического паспорта помещения и залогом вашего здоровья.

Переглядів (4711)

Теги: электромагнитное излучение, исследования грунта, исследования воды, свинец


Комментарии
twitter facebook google buzz ВКонтакте

English version

Всеукраїнська газета "Эко Безопасность" № №1-4 (9-12) 2012


Всі номери